среда, 29 апреля 2015 г.

Максим Солодовник: …голоса путников в сумеречных долгих аллеях…

Максим Солодовник родился в 1986 году в Полтаве. Менеджер группы Oneyroid. Публиковался как в печатных, так и сетевых изданиях. В своем творчестве он борется не столько за читателя, сколько за себя. Автор ставит читателя рядом с собой, вместо себя. И это самое большое проявление открытости тому-кто-воспринимает. В этой отчаянной борьбе за себя автор в каждом стихотворении, в каждом слове одновременно творит себя нового и уничтожает, мучает себя и оберегает, забывает про себя и напоминает. Рядом с тишиной и умиротворением в стихотворениях Максима Солодовника чувствуется внутренний надрыв, надлом, попытка вырваться. Поэт пишет как классическим рифмованным стихом, так и верлибром. Верлибры этого украинского автора не для кого-то, они  - от себя, от своего "обжитого бункера души", попасть в который можно через поэзию. Дебютный сборник Максима Солодовника "…голоса путников в сумеречных долгих аллеях…" (2009) специально для блога Верлибры и другое перевела с украинского Светлана Радич


Максим Солодовник
Peace. Love. Empathy.
                                           Kurt Cobaine

Время – совершеннейшее оружие, которое используется против человека.
                                                                                                   Бурлик&Волик

У меня столько свободы что страшно на себя смотреть
                                                                     Тарас Федюк

#  #  #

осень маленьких городов –
вкрадчивое томление, которое всегда с тобой
тихие провалы проулков
вены неба неправильных форм,
которые сразу становятся заметны
на небольшой скорости,

когда слух приятно щекочут
смешные хрипы маломощных радиостанций

моя дорога так или иначе не минует
личной мекки маргинальности –
этих просторных безлюдных мест
в сотый раз ее целуя
входя резко и одновременно – нежно
выдыхал в разгоряченный нами воздух:
я всегда буду там

сколько бы не ездил
я буду иметь вид дерева

потому что настоящая свобода –
это нежелание куда-то идти,
это неспособность терять

и все, что стоит тут видеть –
как приглушенными нотами
опадает пожелтевшая листва над океаном времени,
как ми все растворяемся в нем…

#  #  #

Переучет себя

расхождение значений
язык как струя как удар
дождь крышами хлещет
стиснутый в грудях жар

исчезаю со всех ватерлиний
с одобренных центром карт
повторений слов эмоций –
переваренный опытом старт

трансцендентное сердце дорог
сырость в ночлежках ночевки
все что дозволил себе что смог
перегон от точки до точки

закинута словно в корзину мяч
эта печаль столиц
безумно неспело и ненасытно

ноет прошлым околиц

#  #  #

Ледокол глюков

больше вопросов
чем прозрений
постой подожди
зачем?

перемены к лучшему
звездный пульс
обанкротившиеся слова

поровну нам
мороку ночи

перевернутый смысл
ненужность толкований
ледокол неотвязных глюков
отплывает на юг

#  #  #

Основы

долгий перелет ассоциаций
завершается словно такт в моей голове
исчезает с первым лучом солнца
все приятное говорят в детстве потому что впервые
важное приходит потом
будто оплаченный трафик на интернет

я долго не верил тем, что твердят будто хотят назад –
ведь даже самое счастливое детство исполнено отчаяния
от собственного бессилия и неизвестности мира

помню как учился ходить возле кинотеатра алмаз
помню себя в коляске шум сосен в далеком небе…
и одновременно не могу про это совсем ничего сказать

рафинация воспоминаний почему-то останавливается на основах
и именно поэтому их невозможно оценивать
они – на начале отсчета
это настоящее существование – никакое
сведено к самым простым категориям
сидит где-то глубоко-глубоко в нас

чтобы я мог сравнивать с эталоном
разочаровываясь не прекращая радоваться
несовершенству
несмотря на все любить свое время
и все еще ему принадлежать

…защищать свалку воспоминаний
От атмосферных осадков и вредителей

#  #  #

Житель

утро в июле будет горячим и босым
глоток ветровея впишется в сухую трахею
гербарий мыслей в папке уснет брошен

желтоватых чувств пустых воробьиных ночей
и распростертых в домашнем уюте крыл
кормящихся плазмой одиночества одиссей

пустой фотоальбом листал настырный сквозняк
возня голубей на шиферной крыше. Их тел
шуршание заглушило все фазы и луны и мрак
обнажит меня для исповеди выходных дней

#  #  #

Отчуждение – 2

…и тихий шум утомленных сосудов
и ритмы фанка в подземном клубе
ты здесь один
твое одиночество в кубе

как неотправленное письмо
как пустой вагон в депо
будто бы память о давней сути
о том чего быть не могло

возвращаясь сам к себе – пришельцем

и когда время нам не простит вины
можно стать внезапно пустым –
как радость
как внутренний крик
будто бескрайняя вселенная

#  #  #

Опускаются мысли будто на дно
вокруг ненужность обломками карста
Когда растет к тебе мой голод
раздариваю младшим свои темные балласты

Мне уже даже нетрудно разлиться –
Превращения можно в любую минуту дождаться
Сад изнемогает от спелых соцветий
липкий ливень и нет желанья скрываться

оставить все будто подвисшим в полете
(ты же так любишь во всем полумеры)
держаться подальше, в глине, в болоте, -
стать бы никем, достигнув нирваны

# # #

Бывшие люди

меня уже тут осталось немного –
осмотреть последние уголки жилья,
где разлились сожаления коричневым звонком
где все проходит, осмысливаясь враз,
и мы изменчиво утомлены близнецами своими,
что уже по миру нас ищут издалека,
что уже растут, убогие и смелые,
у нашего побега от высот и пыла;
и перевязывают ежедневно раны,
которые мы нанесли игриво, шутя…

…и зимнее воспоминание, словно взгляд в спину,
меня сживает в тисках.
двумя.

#  #  #
Жить в пустоте –
тоже хорошенько поработаешь.
 Колесо моей судьбы, неужели
ты хочешь испытаний сталью?
Но уже не раз отвергнуто,
утрачено и отмолено время,
что стало меж мною и всем,
будто стража, как знак
погони за пламенем в статике мечты,
самых долгих иллюзий, обманных,
ненавистных игр, где ты подбираешь
крошки столетий, как обломки меча,
складываешь заманчивые советы
в новый узор – жестокое мигание
нового, еще свежего дня.

#  #  #

Абсолют

Июль на дворе. Липы.
Слышишь – сверчок в верховьях ночи.
В травах, в тиши, в забытом,
Ты – это просто дорогое напоминанье,
Ты – когда сердце жаждет признаний.
Бьюсь в пеленах постели, хочется,
будучи вровень с тобой, добыть бы
хотя бы несовершенную, некую значимость.
Знаешь, тот писк комара
ну, почти как ты, ничем не встревоженный…
Мир, где судилось нам с тобой сбыться, -
он все таки есть, мы в него просто влились.
Как я спрошу, где ты? Зачем?
Ты-то пуста, уставшая…
Мечта о доме проникает в гармонию тьмы,
Спит и сверчок, разминувшись со светом;
Крест-накрест, наискось кровью скреплены.
Дышу пока что.
Июль.  Липы.
Я так неприкрыто соскучился.

#  #  #

Полиритмия
1.
мы всепотопляющий дождь
и расхристанный мокрый ветер
наши настоящие браться и сестры –
вулкан с  непостижимыми превратностями
точек кипения и напряжения –
не дают друг другу погаснуть

всеобъемлющее
почти безграничное доверие

это больше чем гениальный пазл
мы всепотопляющий дождь
самое смелое извержение
и с утра мелеет словарь –
все меньше недосказанности и парадоксов
все больше обжит бункер
души
все плотнее твоя оболочка

#  #  #

Полиритмия
2
седой пепел молчания окутывает нас собой
мы пролезаем в щели любых ограждений
невидимые трети мира
безразличные остальным

сияние хороших слов ты так тонко их чувствуешь
я уже вижу их желанные столы – полны

время сбора урожая

самая сладкая тьма

говори как можно больше

про путешествия в садах любви
про собственный опыт борьбы с собой
про воспоминания тихих дней на обочине времени

говори нам обоим это нужно
примерно так как постель приятна
беглецам и мигрантам в пустыне

#  #  #

Печаль 2.0

складываешь иллюзии будто жемчужины в ожерелье
эти игры эти страстные краски тревожат взгляд
и с привкуса крови из десен твое начинается утро

мелькание лиц на каналах еле слышной тоски
недолет полуоборот видения дремучие и крики
парашютное сознание – прекрасно известный мотив

от неумения прощаться объясняешь будто ненароком
переспелыми грушами пахнут все лишние слова
и чеканит печаль тихие почти неслышные шаги –

не новая
не новая
не новая…

#  #  #

Синоптическое

приходит год взволнованный и сжатый
и ты его хозяин – теплый циник
лишь миг толпа тебя захватит
ныряешь за парканы зимних клиник
и в январе в округе спозаранку
рассыпаны чьи-то следы
перевернулся мир все наизнанку
перегорело
хватит
не шути

приходит время переменчиво забыто

и щурится сквозь пленку немоты
в которую мы все будем закрыты
когда сгорят все книги и мечты

желаньем грустным промелькнут меж нами
где ты где я окурками цивилизаций?
а быдло держит мир тремя китами
и больше не родится в свет гораций

#  #  #

Галактики

как мне привыкнуть к этим досадным остановкам
в движении несознательно начатом не по своей полосе
посреди белой усталости еще одного лета которое
как бы между прочим распространяет свой запах
повсюду стоит лишь распахнуть окно
в густую словно августовский мед
ночь которую почему-то не можешь проспать
и вдыхаешь провисшие крики далеких птиц
отзываясь на шепот сочных звезд
что стекает меж пальцев
кроваво-соленой нефтью мечты
кровью снов
солью земли
эритроцитом пения
подбирая с пола какие-то мелочи
и камушки которых опять полно в ботинках
чувствую гнет вещей
этот гной
чувствую одиночество наших с тобой галактик

#  #  #

…ведь увидишь
как с самых дальних дорог
будут долетать звуки
до уже несуществующего юга

…со всей смены сезонов
остается немного воспоминаний:
голоса путников
в сумеречных долгих аллеях
сонное пение сверчков
и громада темного неба
кое где островки фонарного
света
под которыми опадает яблоневый цвет
и дотлевает химерное время
в расцвете сил
в расцвете твоей любви
в расцвете этого скоротечного мая

#  #  #

ты там где все
ты ценишь силу
ты не из тех кто стреляет в спину
ты скорее задушишь во сне

вдоль покаяний
нащупывать тело
его тут нет его и не было
всегда – куда ты не глянь

остатки желаний над
вроде как общим прошлым
ум с красотой осторожно
забыты и блеск плеяд

у тебя четкие схемы движения
туда где намеренья добрые
советы не слишком горькие
и не капли сомнения

тут небо и площади твои


#  #  #

Обходишь все сырые горизонты
и пыль снимаешь с несуразных лет;
Нет братьев у тебя, горе-ясоном
Ты отправляешься в нелепый свет

И мука не прольется частым пульсом,
расхристанным сердцебиением. Вдаль
ты весь рванешься, напряжешься  торсом
и криком переполнишь свой корабль

И поминальные приходят дни,

А вот тебе никто уж не поможет…

#  #  #

листопад мыслей
перетекание словно сквозь мост
смотришь во тьму с укором
тут на подпитии сны прозябают
я забываю тебя забываю
как осень идет коридором

наклонные плоскости дней
вновь их пламя причудливо вяло
ты убегаешь от пляски теней
любовь выжигаешь ее не стало

деревья стали низкими хворыми
еще год назад были вещими
грызешься в конвульсиях голый
фибры земли
трепещут

#  #  #

Ступени

Космические уколы мышиная боль
ты опять проявляешь себя с худшей стороны
безвкусие и стиль не важны тем кто с тобой
уже не льется мертвая поэзия весны

у меня опять незажившие сны
пустые всхлипы мои честны
я отчаялся увидеть чистое небо

мы опять пришли на рассвете к нулю
все всегда проясняет осень
я наверно тебя до сих пор люблю
как луч гнили меня разносит

в проулках жилье вагонах
повсюду не взятые трои
улыбается хитрый местный хронос
я дожил до мутации боли

#  #  #

Железная акварель

Если бы ты проговорила память
цветущих растений твоего августа
если бы

все овраги вокруг будто звезда полынь сушат

бунтующе
поползешь рабом в мороз холод

я не вижу твоих вещей привычных

пропитано кровью одуванчика

молчаливо смеется
стал

где-то далеко маячат  платформы

#  #  #

не досмотреть не услышать
спрятаться подальше от дурного
убежать в полный офлайн
оставивши вас суровым
супервайзерам да охранникам

так хочется стереть
так можно устать
когда-нибудь

что ни день то глубже
закрываешь глаза руками
зашториваешь кухню
мобильный – на сайлент
никто ни о чем не тужит

так хочется смерти
так можно устать
внезапно

никаких желаний я некому не завидую
некоторым – до сих пор верю

сто равноценных правд
у меня за плечами

#  #  #

Антракт человека

провинциальная канонада – смысл твоих волн
ты расплавишься и засмотришься вслед той воде
я встретил тебя средь блюющих шумами толп
встретил с желанием утопиться в вине

мне в этот раз ничего не скажешь
мне в этот раз

зарубленный в сердце-динамике паз
мелкий рубец на рассветных стоянках
штиль в городах но всегда в движении джаз
где в объятьях морей янычаров рожают спартанки

анабиоз без огня и без снега
анабиоз электротока и лезвий

и уже кто-то под вечер больше не может без
лошадиной дозы снотворного отправиться на покой
кто-то направит на брата по крови обрез
дыханием зверя чуя последнюю эту работу

контакты с духами гор
контакты без контрацепции

день в мире – все подарки

#  #  #

Цивилы

вы еще не видели как выворачивается привычное
как злобно шипит между полувспышками оборотов
подходят обманные слова страхом пытают нервы
новосозданные идолы сдают и задом сползают со сцены
банкротятся внутренние депозиты сознания
напряжение становится диагнозом после восьмой стопки

в незнании себя
в неуважении к миру
ваша гибель
вечная гибель
сомнения боль и покорность
единому ужасу собственного вымирания

стоглазыми провалами тяжелым тавром печет
скука вас терзает и рассеивает в пустоту
реконструкция морали мутагенез подвалов
фальшивая страсть ослабевших пыток
все что о чем думал и планировал – выбрось

небо – тут!
ад – тут!

это единственный возможный выбор
без условий и процентов
без тебя во главе колонны дебилов

#  #  #

Внутренний наполеон

охотиться на кабана победить в заезде на скачках
в крысиных бегах меж перегонами станций метро
закончить универ вывести новую породу тараканов
забрать то что тебе принадлежит навести
порядок в головах знакомых запретить наследникам
панковать вообще все запретить
и сделать на собственный манер
сколько мешков таких и подобных планов напиханы в головах?

ненависть к рекламе – не повод ее не цитировать
в далеких двухтысячных было модным делать рекламу
тогда еще небольшой сети продуктовых супермаркетов
прямо на бортах троллейбусов такую зелено-желтую
с тучками мыслей типа купить колбасы сыра
нарисованных как раз над головами пассажиров
что неуклюже пошатывались во время движения
занятые каждый своим

знаешь, я даже не берусь прогнозировать
что могло бы оказаться там если бы их копирайтеры
отобразили настоящие мысли а не рекламные тексты
даже страшно представить, понимаешь?

конечно есть много других примеров
мудрые ставят цель чуть дальше чем могут видеть
словно держа результат предыдущего умножения в памяти
уделяя больше внимания способам
и правильной траектории своего движения

одна хорошая знакомая нередко говорит
хочется видеть больше глаз
похожих на чистые озера
а не на помойные ямы

потом
долго пьем свой растворимый кофе
каждому есть над чем подумать

#  #  #

VIP-premium-смерть

отчужденные, безадресные неоконченные саги
закрытые в воздухе как дожди неизвестного происхождения
с кислотным осадком
услышав которые, забываешь так же быстро
словно прошлогодний снег

они говорят о скачке цен
об оптово-розничных посредниках
которым опять удалось всех наколоть
и якобы завтра будет еще хуже
и эту надоедливую боль не вылечит
ни один стоматолог

они не читают ни дорожных знаков
ни счетов на автозаправках – этих путевых огоньках
тугого кружева трасс

сколько не следи за своим бизнесом, - сказал один из них, -
он ведет тебя сам, признавая все – от цвета штор
в отелях, ландшафтов, которые ты видишь
до значительно более важного, регулируя иногда
даже систему пищеварения
не говоря уже про внешний вид
и качество твоих зубов
джипов или телок

они проходят к кассам безликим гражданским костюмированным
конвеером-сороконожкой
и качество VIP-premium-смерти (по ту сторону выхода)
случайнейшей лотереи
навряд ли зависит от суммы чека

#  #  #

Прожито = потреблено

пропеллером воображения
достигается пуповины цель
выкручивается на предел
перекрывается движение
или обогащается мел

где ваш удел?
где ваши имена?
еле заметным шрифтом
на билетах выбиты цифры
в пустоту

как растворить густоту
памяти что налипает
на ветровое стекло
будто знаки эпох
в морщинках межбровных

мы или я или кто-то еще
прошлое видим – живым?
может припомнить запах
первых ночей, под дождем
единодушных слов

я же согласен вновь
искры из слов высекать
пить и в холодных дворах
видеть свой результат
власти лохов и лузеров ад
свежеотлитых дегенератов

#  #  #

Миф о невозвращении

не хочу нестерпимо назад -
мне сказали, там только горе,
мне сказали, там темное море,
мировых столпов угнетающий ряд.

только вот я покинул так много мест -
где-то меня и не ждут -
полынью привяли дороги.
соседа собака не воет на месяц
тут, в общем, кончается путь.

орнаменты звезд, недолеты касаний, -
навстречу ночи не протянутся руки,
никто не узнает вчерашней муки
не предай, не кради, не встань
на дороге, не встань…

не хочу нестерпимо назад –
невозможно обжить пустоту.
не хочу я назад –
там не встать во весь рост.
не хочу я назад –
за спиной гаснет мост.

на последок
не поздно
но не оборачивайся назад.

#  #  #

Побег

знаешь, все могло быть иначе…
только лед растает и сливается с океаном
ветер меняет свое направление будто законы и значит
забываешь пульс собак лежащих без сознания
и очень-очень медленно
переваривая старые обиды
врастаешь в новую реальность

с которой начинается твой –надцатый побег

ты ныряешь на дно квартир
заливаясь пивом и ромом
ты висишь пока не увидишь дыр
что вскрывают твою оболочку
как дешевый синтпоп распаленные мозги братвы
аж тогда начинаешь лататься

слушать новый джаз или учить японский
что-то тут – что-то там
так длится скучное существование

твой побег – прекрасен
пусть и латентен
от мостов коридоров и трасс
что вьются меж гор
и ты прекращаешь спор

ты бросаешь жизни свой обблеваный хлам
только сколько бы ты не старался
сколько б не преобретал
никто и не ждал от тебя другого
твои приколы все предоплачены
у каждого из нас есть встроенный букмекер
он цинично глотает каждый твой второй крекер
он уверен что все наперед утрачено

поэтому твой побег прекрасен
он будет таким долгим, как ты захочешь
это способ твоего существования за декорациями

это попытка твоего личного обращения
Тому, Кто Прощает

#  #  #

Не-сезон

кто там наверху пьет колдрекс или что там у вас есть?
в этих и без жаропонижающего холодных небесах?
когда над старым аэропортом в сумерках вечерних
проплывают облака без распознавательных знаков
оставляя капли росы на скелетах самолетов –
старых истребителей что в сороковых могли
облететь планету без единой дозаправки
не касаясь земли

в воздухе еще больше ощущается
неистребимая сырость что забивает тебя
в квартиру словно гвоздь в доску
крепко
в такую холодину ходят лишь за самым необходимым
хавчиком лекарствами еще кто знает чем
и постоянно уменьшается популяция мудаков
что любят дуть пиво на ходу
это очевидно настолько что комментарии
теряются где-то в лабиринтах пищевода

так и не родившись не став звуком
по крайней мере пристойным

звуков в жилье наоборот становится больше
мой сосед через стенку которого я даже не видел
врубает эфем чего ж от него ожидать
чтоб нормально позавтракать я заглушаю это
соник юз нирваною или метвым пивнем
и мимоходом подозреваю что этот сосед тоже
лишен пивной культуры потому и не слазит
с этого паршивого эфема день за днем
это уже зависимость

под подозрением оказываются почти все –
прежде всего родной редактор
он использует слово формат чаще других
у него тоже постоянно радио
уже только это вызывает смесь недоверия
и грустной иронии в любом наивном
сердце нового корреспондента

может дело в том что все мы иногда думаем желудком –
этим дополнительным неискусственным интеллектом?
зимой – то есть полгода – он требует мяса и тепла
зимние мысли – прежде всего сытый сон
или отчаянные попытки в него погрузиться
летом суровый режим здешнего «химзавода»
послабляется и дает владельцу отдохнуть
может еще и из-за плохого аппетита
мой любимый месяц – август
он всегда самый важный

благодарю Бога за этот месяц

несмотря на то что приходится мерзнуть
ждать пробуждения
вдыхать запоздалую весну
некуда ни идти поджидая неуместную
фенологию случайного снега
что сразу тает и кажется бессмысленным
как каштаны без листьев – в сентябре
как утренний туман – словно побочный эффект
путешествующей небесной аптеки

#  #  #

сырая небесная трубка
раскуривается туманом
каждую ночь приходит на мой вокзал
скрываясь между густых туч
и строчек нечитанного газетного маразма
перед пустым перегоном
где сюжеты просто не происходят
эта страна где ты родился
вообще поддерживает не быстрый темп
словно утомленная любовница
она каждый день дает новые поводы попуститься:
вчера тебе задержали еще на неделю
заработанные деньги
сегодня ты вообще забил
до конца года искать способы какого-нибудь заработка
всегда будучи уверенным
будто продаться подороже
это сберечь честь по крайней мере
перед самим собой
хотя почти у каждого к сожалению
все таки есть конкретная цена –
сумма на которую ты однажды пожлобишься
отказав в помощи ближнему
так это и есть твоя настоящая цена
хотя навряд ли осознание этого может
сломать твою неподвижную природную жадность
и неприродные своей чудовищностью стереотипы

будущее сюда не приходит только
не зря больше всего скучаешь по тем
кого особенно давно не видел

#  #  #

Панта Рей

как известно из курса античной литературы
 все течет не оставаясь неизменным
в своем положении все течет
словно глубока подземная речка
каким-то образом не только уцелела среди
этого мегаполиса а еще и до сих пор дает повод
писать о ней именно как о глубокой

еще даже с краешку набережной где волны
мягко бьются о мыски твоих берцев
уже совсем темно когда всматриваешься в середину
и пусто что стимулирует наш слегка
запуганный интерес заметить светлую
поверхность этой воды что к вечеру
каждую минуту становится холодней

приход героев – вещь непременная не только в блокбастерах
поэтому очень скоро замечаешь влюбленные пары
на прибрежном песке и бодрых гопников
что скидываются на первую за сегодня чекушку

однако ты глядя как зажигаются первые
путевые огоньки на дальних и ближних катерах
почему-то думаешь про быстротечность последнего года
и несущественные изменения в характере
только такие изменения всегда являются самыми важными

к тому же меняющаяся погода и чудное давление
показатели которого с недавних пор стали для тебя
тоже очень важными:
есть метеочуствительная любимая и друг
который лежит в больнице как раз из-за давления
в прошлое посещение просил принести интересной прозы
может сгодится этот стих?

#  #  #

…когда не знаешь как, говори как хочешь…

мы нуждаемся в хороших свидетелях своей жизни
чтобы не потеряться в трущобах личного пространства
которое словно спрут засасывает новую жертву

комариные отродья и птичьи стаи мигрируют вслед за сезоном
вкладывая в это движение всю свою силу и стойкость
раз в сто лет ливни случаются в пустыне
 армии оживляют фронт
парное – всюду

нельзя не видеть системы взаимных магнитов
хитро расположенных в мире людей
шум затихает – в динамики входит надсадная зима
мой телефон молчит как так и надо
все тексты давно по редакциям
раховское покрывало дает дремоту и тепло
очертания прохожих исчезают в ночной метели

которую я просплю – влюбленным и молодым
без мировых новостей демпинга и витрин

я наконец с тобою один на один

#  #  #

Растения

 неизвестность временного отрезка до следующего свидания
удерживала нас вместе на ступенях заспанного подъезда
где она до сих пор живет
я имею ввиду там ее квартира и родители-предприниматели
вы ж не подумайте

дело не в красном цвете что преследует
в фотовспышках и прикиде прохожих
дело не в вестибулярных качелях
не в навязчивом мигании цифр
электронных часов
что отмеряли нам время
будто портной ткань
семь раз подумай – потом отрежь
именно тогда почему-то не хотелось ее отпускать

семь раз подумай

так тогда и сказал: кто знает когда тебя еще увижу
ну ты не обращай внимания просто предчувствие такое
подруга кивнула и исчезла

предчувствие – единственное что меня до сих пор не подводило

мне не слишком жаль ее как не жаль морей
которые хоть и такие далекие отсюда
хоть с приливами и отливами
не теряют своей красоты
и с ними всегда находишься рядом
даже глубоко ныряя
иначе капец иначе утонешь

отлив на закрытом ночном базаре
и перейдя широкую дорогу в неположенном месте
сощурившись от пронзительного зимнего ветра
пришлось ехать в свою персональную ночь
которую составляли ужин и сон

то есть покой растения
она не сказала
я не спросил

#  #  #

Неисчерпаемый кредит доверия

только ночью ты начинаешь думать
как все могло быть на самом деле
твой ручной самоанализ говорит
что вариантов как никогда без счета
и перемигиваясь позорные светодиоды сомнений
внутренности выедают опустошенные гектары
личных владений совести

никогда не узнаем сделано ли все как надо
нужна ли корректура
наших эротических фантазий
нашей песни что балансирует между самодельной забавой
и рукотворным чудом
наших в меру прокуренных легких
которые не смотря на это никогда не залажают
давая нам незаслуженно много времени
чтоб определиться в самом главном
и оставить
                       катастрофы
                                               в небытии

#  #  #

Дайвинг

девушка похожа на легкий кашель
что посвистывает где-то глубоко в бронхах
и немного на утренний лес
тень далекой птицы на каменистом грунте
южного побережья крыма
и немного на геометрию ливня
что целиком теряется в складках моего реглана
сплошное предчувствие
сплошная пульсация

можно ли верить в реальность такой встречи?
можно ли влиять на чудный небесный ритм?

это продолжается недолго по стандартам истории мира
легкая растерянность шум в ушах
только наша жизнь продолжается везде
даже в откровенных отстойниках

нежное и непоколебимое одиночество
куча сидишек со скачанной на халяву музыкой
которые она упорядочивает как добрый пастор
первые измены бывшей подруги
слабый драп встречи выпускников
одинаковые как близнецы спальные районы –
это азбука для начальной школы по науке выживания

не открываясь никому она превращалась
в длинную будто ее кудри прекрасную песню
на никому неизвестном языке
что пахнет листвой спелого апельсина

я всегда был уверен что перемены в ее настроении
происходят в зависимости от направления ветра
но каждый раз покой переливался
через край ее бокала
даря свободу
даря запах забытых слов

где-то на самом дне ежедневных впечатлений
звучит ее удивительная тотальная неопределенность
недоказуемость ничего банального –
будто серийно тиражированное оружие –
уверенность
которая не прослужит ей
даже нескольких месяцев в условиях реальных фронтов жизни

пока не обложилась сканерами и
офисно-бумажной крепостью
(всякие там накладные и срочные контракты)
хламом на случай эмиграции
или ранней свадьбы

люби ее так как только способен
посреди типичного для этой поры года соховея
посреди скуки и вялости других
граждан вашей солнечной республики
это ваш редкостный общий дайвинг

и если вода этих глубин будет настоящей
вы навряд ли забудете этот водоем
вы навряд ли когда-нибудь опуститесь ниже самих себя
навряд ли увидите равнодушие
в расширенных зрачках

вполне возможно, аж до самой смерти…

#  #  #

Воспоминание

это была воплощенная поэзия Верлена плюс полотна Климта
с такой же богемной тоской и сексапильностью
с глазами бароккового ангелочка
одновременно
голос глубже каньона в Колорадо
запах что перекрывал все известные парфюмы
тело богини с земными неправильными формами

сквозь шепот радиоволн и бормотание бас-рифов
я проваливаюсь в тогдашний холод
в сумерки и туман моих вечерних
одиноких прогулок за жратвой

когда у меня не было никого кроме нее
сны блестели страстью самых смелых мечтаний
чтобы безжалостно точно выбросить в утро
словно рыбу на пустынный вымерзший шельф

мы были по настоящему прекрасными в своей растерянности
я в первый и последний раз не знал куда деть себя
когда ты приходила

однажды, совсем пьяную, уложил тебя спать
на своей постели, заботливо укрыв одеялом
и долго-долго смотрел как на подарок
на расстоянии

спала ты мало и как-то быстро
проснувшись сказала
ты будто мама…

сегодня я думаю что этот уровень искренности
надо выстрадать
долгими ночами
в одиночестве
всматриваясь в пустынные осенние парки

#  #  #

и мы не прощаясь уйдем-заблудим
на обратной стороне нашего полудня

где зеленое свежее кружит
свет отражен не только лишь в лужах

и увидим мечту увидим
как она распахивает пред нами виды

держась за руку и слушая
этот блюз предместий музыки лучшей

и предчувствие тепла и луча сеансы
лишь начало хмельного ренессанса

вдохновенные пустыри вдохновенной дороги
наши недопроявленные дни не трогай

покинули внезапно все клетки
потеряли неудачное время метко

прошлое – глубокий колодец
он не простит нас
он не простит нас
за грохотом майского грома

#  #  #

затихает голос словно
прячется цветок в свои
лепестки вечером
и ты падаешь словно пух
с тополя летишь взмахивая
крошечными крылышками цикады
боль осунулась она внизу
спишь на холодеющих ночью
дыханием изношенных свитерах
тут рядом тут совсем рядом
знакомый запах товарных вагонов
его чувствуют птицы
устраиваясь в высоких гнездах
побитых зимой и наступающими
переменами лиц в очередях
анонимных как нож хирурга
фастфудов
воздух удивительно сух
но умываясь знаешь что
скоро пойдет единственный за месяц дождь
раскинув руки
каплям самообмана
и каплям с Твоих ладоней

#  #  #

Проповедь равновесия приемлемой пробы

в следующий раз ты точно вспомнишь
как безболезненно выйти из своих патологических будней
и может как рыба со свойственным ей пофигизмом – нырнешь на дно

где неизвестны валютные курсы душ и биржи животного страха
твой традиционный 612 –й поезд проспит в то утро
все непременные станции
большим индустриальным животным
возле старого леса под мостом
где никто не заблокирует
где весь видимый мир – покой и простор
для успешных раздумий
и неповторимых открытий
в археологии собственных поступков

для попыток услышать новые ответы на незаданные вопросы
вроде того каким нелегким бизнесом тебя занесло в это столетие
с его вавилонским строительством
и его неумелым ритмом глобального начальника?

попробуй почувствовать примерно это
в пустой комнате
с большими окнами
одновременно –
в настоящую весну
и не заштукатуренные упоминания

#  #  #

тишины добыты ключи
словно весны дожди
пепел теряется в росах

вся быстротечность часов
крутит судьбы колесо
и примиренья не просит

тут где ты нежность собрал
там где случайно упал
мед и вино – прости

смещение памяти тел
ты ничего не умел
ты так давно в пути

тишины добыты ключи
так что как не кричи –
тишина эта стоголоса

#  #  #

P.S.


Безграничная свобода это совершенная ловушка


Возможно, вас также заинтересует:

4 комментария:

  1. Много неточностей в переводах :)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Мы вычитаем и исправим. Если Вам не сложно - подскажите спорные фрагменты? Можно через почту

      Удалить
    2. Этот комментарий был удален автором.

      Удалить
    3. Спасибо за предложение, но я вообще не заинтересован в переводах на русский. Тем более - в слабых переводах.
      Было бы отлично вообще удалить пост, но если это невозможно, то у меня не будет к вам претензий (а вот насчет издательства "Смолоскип" - не уверен).

      Удалить