суббота, 20 октября 2012 г.

Педро Прадо Верлибры (перевод с испанского Ирины Маслюк)


В 1908 году вышел в свет первый в Чили сборник верлибров. Небольшое, довольно скромное издание было отпечатано в университетской типографии. Это была типография университета Сантьяго.
Когда сборник издавался, Педро Прадо было 22 года. 

Педро Прадо
В дальнейшем Прадо отходит от верлибра, совершенствуется в написании сонетов. Сборник «Цветы чертополоха» - единственный сборник верлибров и один из первых поэтических сборников, вообще, в творческой биографии Прадо. Чувствуется, что увлечение верлибром пришлось на период окончательного личностного становления. Возможно, это как раз тот период, когда Прадо формулирует свои кредо в различных сферах своей жизни. Многие произведения выглядят довольно таки морализаторскими. Педро чётко расставляет жизненные приоритеты. Темы берутся глобальные и одновременно личностные. Молодой поэт как бы уточняет свою жизненную позицию в основных чертах, описывает своё отношение к основополагающим понятиям: к любви, славе, творчеству, жизни и смерти. Местами работа на сверхзадачу, которая достаточно ясно проступает сквозь большинство приведённых в сборнике произведений, вредит поэзии. Отсутствует некоторая недосказанность, которая почти всегда присуща поэтичности как таковой. Очень похоже, что
молодой автор неосознанно жертвует призрачной поэтичностью в пользу ясного самоопределения.
Сборник начинается со стихотворения «О лавре». Произведение весьма показательное для книги в целом. Оно скорее философское, чем лиричное. Учитывая возраст автора, немного забавным выглядит обращение лирического героя к воображаемому собеседнику: «Мой сын».  В целом, за поэтическими строчками хорошо просматривается образ начинающего поэта, да и просто того молодого человека, благодаря которому в Чили появились первые верлибры.

О лавре

Заострённые, тёмно-зелёные и плотные
листья розового лавра.
Лавр – эмблема славы,
насмешка смерти,
только она так шутит.

Ты видел цветы лавра?
Не большие, не маленькие, белые ли, розовые ли,
они не имеют аромата,
но они, мой сын, ядовиты.

Подёнщики славы,
те, которые верят, что обладают ею,
птицы без собственной песни поют только то,
что она захочет услышать.

Рабы такие же, как те,
кто делает если что-то доброе,
то ждёт от неба отплаты с процентами,
не понимая, что любое действие
само по себе награда вершащему.

Проклясть жизнь? Нет, мой сын.
Будь, как птицы, которые, когда поют,
не ждут ничего от своих трелей.
Поют,
потому что чувствуют непреодолимое томление.
Будь как цветы и плоды растений:
одни прекрасны,
другие наполнены соком
не для похвал и наград,
им просто не быть другими,
как бы они не хотели.

Один час

Ничто меня не волнует, ничего не желаю.
Продлилась бы эта минута
нерушимого покоя, я забыл бы:
для чего смерть! для чего жизнь!

Я вышел в предчувствии встречи,
и оно не оправдалось. Но нет во мне ни боли, ни радости.
Я вернулся по своим же следам, так спокоен,
как будто я – машина.

Я ходил долго-долго по улицам,
смотрел на луну, на людей и деревья…

Несовпадение жизней

Наверняка, ты думаешь,
что эти мрачные вирши
принадлежат не мне;
что они так отличаются
от того, что есть я, всегда смеющийся.

Мои стихи прорастают
изнутри
только сквозь одиночество.
Эта хмурая таинственная жизнь,
что волнуется внутри и царапает мне грудь,
могла бы ранить тебя,
но я не выпускаю её наружу
иначе, как облечённую в стихотворение.

Не пересекаются две мои жизни,
и проявлением внутренней горечи бывает всё то,
что ты относишь к веселью.


Моё родовое имущество

Спасибо, отец,
за неё, за твою
красную, жгучую и чистую,
за неё, за мою кровь!
Спасибо за мою душу –
отражение твоей, всё ещё ясное!

Грандиозно твоё наследство,
и мне есть что беречь.
Не растранжирю то,
что можно потерять только один раз,
что нужно передать другим.

Уже знаю, в какие земные сокровища
вложу я своё законное наследство:
в смысл своего бытия и всей жизни,
в высший смысл  всего – в любовь!

Уловки любви

Гостиная. Ясный вечер
просвечивает сквозь окна.
Падайте с каштанов,
карамельные листья.

Как продолжение тишины –
звуки пианино.
Я не смотрю на неё, догадываюсь,
она повернулась ко мне, но оставила
руку на клавишах.

Не думаю ни о чём и замираю
с застывшим взглядом в тишине:
когда она смотрит на меня, хочу,
чтобы она подумала, как грустна
будет мысль о том, что я обманываю…

Радость любви

Те радости прошедшие
были лишь взрывами смеха.
Оглушить бы только жизнь
мертвящим шумом, преходящим и докучливым.
Сегодня у меня есть нечто большее,
чем сиюминутные удовольствия, не затрагивающие душу.

Я замираю в полной неподвижности,
чтобы услышать, как кипит моя кровь и поёт
новые неведомые песни,
что стали для меня причастием
к глубокой радости без шумного веселья,
к радости любви!


Возможно, вам так же будет интересно:















3 комментария:

  1. Здравствуйте,

    Я давно ваш читатель. Когда-то несколько месяцев тому назад я пополнила ряды ваших участников ( я в третьем ряду сверху).

    У вас чудесный и очень уникальный блог. Признаюсь, что я почти ничего не знала о творчестве Педро Прадо, и я с интересом про него прочитала. А стихотворение "Уловкм Любви" меня очень тронуло. Я его перечитала несколько раз.

    Интересный и удивительный блог!

    ОтветитьУдалить
  2. Два последних верлибра - интересны и противоречивы, как мне кажется. Спасибо за знакомство с Педро Прадо!

    ОтветитьУдалить
  3. Спасибо,Светлана! "Один час" бесподобен!
    Ваш блог ,Ваши труды трудно переоценить!

    ОтветитьУдалить