воскресенье, 10 мая 2015 г.

Французская поэзия 19 века: Лотреамон

Сюрреалисты клялись его именем, постмодернисты чтят его, как своего предтечу, потомки гадали, кем он был на самом деле: буйнопомешанным, умершим в сумасшедшем доме? Наркоманом, погибшим от передозировки? Шизофреником с манией преследования? А может подростком – эротоманом, описывающим болезненные фантазии? Он подписывал свои произведения псевдонимом «граф де Лотреамон». Считалось, что те, кто дочитывал его книги до конца, сходил с ума.
Изидор Дюкасс (Лотреамон)
Разнузданный, бесстыдный, чудовищный, шокирующий, больной ублюдок! – такое впечатление производит Лотреамон на неподготовленного читателя. Некоторые критики даже утверждали, что по смелости фантазий этот загадочный поэт превзошел де Сада. Выпущенные им при жизни две тоненькие книжечки так и не попали к читателю – главную книгу Лотреамона «Песни Мальдорора» за счет автора выпустил модный бельгийский издатель Лакруа, известный тем, что охотно публиковал скандальных, оппозиционных, рискованных авторов. Однако, после того, как издатель мельком прочел верстку стихов молодого парижанина, он был так потрясен, что приказал задержать тираж уже отпечатанной книжки на складах издательства. А уже через пару месяцев книга попала в каталог публикаций, запрещенных во Франции. Кем же был этот странный поэт и чем так пугали читателей его стихи?

Жизнь и смерть Изидора Дюкасса


Он не был ни графом, ни Лотреамоном. В жизни его звали намного проще. Под этим
псевдонимом скрывался Изидор-Люсьен Дюкасс – молодой человек, приехавший во Францию из Уругвая, где его отец служил в канцелярии французского консульства. Он рано лишился матери и приехал во Францию  получать образование – сделавший карьеру отец оплачивал обучение и ежемесячно высылал сыну небольшое содержание. Впрочем, к учебе молодой человек был абсолютно равнодушен – он даже не окончил школу, ровно как и не пытался освоить какую-либо профессию. Но выпросив у отца пансион, поселился в Париже и посвятил себя литературе. Он прожил в Париже 3 года – с 1867 до 1970, и за это время написал и издал за свой счет две небольших книжки -  «Песни Мальдорора» и «Стихотворения». Обе книги при жизни поэта так и не дошли до книжных магазинов - «Песни Мальдорора» просто запретили во Франции, а «Стихотворения» не успели дойти до прилавков – началась франко-прусская война. Париж оказался в осаде, очень скоро в городе начался голод, люди стали есть животных из ботанического сада, потом - городских птиц, кошек, крыс. Из-за этого  вспыхнула эпидемия, в ноябре 1870 года в Париже умерли более 8000 горожан. Одним из тех, чья жизнь оборвалась той осенью в осажденном городе стал 24-летний Изидор-Люсьен Дюкасс. Причина смерти поэта неизвестна, но судя по тому, как поспешно он был похоронен, можно предположить, что погиб он от инфекционного заболевания. Умер он даже не непризнанным гением, а никому неизвестным, не раскрытым талантом. О нем практически не осталось воспоминаний. При жизни он получил всего три отклика на свои произведения – коротенькую рецензию и две аннотации. Все – не утешительные. Имя этого странного поэта вообще должно было бы кануть в веках, если бы уже после его смерти издатель Лакруа, тот самый, который не пустил в продажу «Песни Мальдорора», не продал права на книгу другому бельгийскому печатнику. Тот и издал книгу в 1874 году. Идея не окупила себя – спросом у читателей она не пользовалась. Однако, уже в 80-х годах 19 века это издание попало к поэтам группы «Молодая Бельгия», которых не известный им Лотреамон привел в восторг настолько, что они отправили книгу своим друзьям во Францию – такое вот странное, посмертное, возвращение. В конце 19 века в Париже, не оценившем поэта при жизни, выходят первые, осторожные, статьи о нем и его творчестве – поэта называют «больным гением», но он все еще «больше пугает, чем привлекает». Настоящая слава приходит к нему уже в 20-х годах 20 века, когда в Европе началось победное шествие сюрреализма.

Первый сюрреалист

Лотреамона «открыли» сюрреалисты. Не просто открыли, но навсегда ввели его в современную культурную жизнь, покончив с безвестностью и сделав этого странного молодого уругвайца одной из интереснейших фигур французской поэзии. Они провозгласили его «первым сюрреалистом», они издавали его произведения и писали о нем статьи, они боготворили его и бредили им. Андре Бретон, основоположник сюрреализма, в 1919 году опубликовал стихи Лотреамона в журнале «Литтератюр», годом позже Блез Сандрар издал «Песни Мальдорора», а в 1927 в свет вышло уже полное собрание сочинений, в которое вошли «Стихотворения», «Песни» и 6 писем Изидора Люкасса – все дошедшее до нас творческое наследие молодого поэта.
Яростный протест, которым проникнуто все творчество Лотреамона был созвучен тому бунту против реальности, который исповедовали сюрреалисты. Афоризм Лотреамона о том, что «поэзия должна твориться всеми, а не одним поэтом» они вообще сделали своим боевым лозунгом. Сюрреалисты считали, что достигнуть абсолюта способен каждый и одной из своих целей ставили достижение и покорение таких неизведанных сфер как бессознательное и воображение. Андре Бретон считал, что работы Лотремона – это «Бунт с большой буквы, опыт абсолютного раскрепощения любых тайных желаний и торжество воображения». Более поздние исследователи отмечали, что некоторое сходство между адептами сюрреализма и умершим в осажденном Париже автором «Песней Мальдорора» все таки есть. Но сходство это избирательно и не значительно, а вот существующие различия позволяют говорить о принципиальной разнице между ними. Например, Андре Бретон рассматривал произведения Лотреамона, как образец спонтанного творчества, которое сюрреалисты считали одним из способов проникновения в бессознательное. В частности, знаменитые сравнения, которые Лотреамон строил на произвольном сближении несовместимых по смыслу предметов (например: скарабей, прекрасный как трясущиеся руки алкоголика), Бретон считал именном примером спонтанного, автоматического письма. Однако, по мнению многих литературоведов, произведения Лотреамона не только не спонтанны, но напротив – продуманны и выверены до последней запятой, нарочито усложнены и риторически рассчитаны. Вся образная система его «Песен» организованна и строится на продуманном чередовании повествования и лирики, агрессивности и торжественности, в них прослеживается совершенно четкий ритм, в котором его герой движется от приключения к приключению. Несомненно, Лотреамон был революционером в поэзии и значительно опередил свое время, но называть его сюрреалистом до сюрреализма было бы неправильно, а ключ к его поэтике следует искать совсем не в спонтанности.

Песни Мальдорора

Это произведение Лотреамона – концентрированное отрицание, протест, бунт. Бунт против Творца, создавшего столь мерзкое и низкое существо, как человека. «Песни Мальдорора» наполнены чудовищными картинами насилия, ужасов, убийств, пыток, сценами каннибализма, некрофилии. Агрессия, которым проникнуто все произведение, носит животный характер – дотошные исследователи подсчитали, что в «Песнях» встречается 185 различных животных, в большинстве своем, хищных. Более 400 раз описываются различные животные акты – кусание, царапанье, разрывание плоти, сосание и питье крови пауками, спрутами, пиявками и пр. И весь этот кошмарный, замкнутый, густонаселенный мерзкими тварями, - динамичен, он постоянно находится в движении, создавая атмосферу фантасмагории.

"Две недели надо отращивать ногти. А затем – о, сладкий миг! – схватить и вырвать из постели мальчика, у которого еще не пробился пушок над верхней губой, и, пожирая его глазами, сделать вид, будто хочешь откинуть назад его прекрасные волосы и погладить его лоб! И наконец, когда он совсем не, ждет, вонзить длинные ногти в его нежную грудь, но так, чтобы он не умер, иначе как потом насладиться его муками. Из раны потечет кровь, ее так приятно слизывать, еще и еще раз, а мальчик все это время – пусть бы оно длилось вечно! – будет плакать" (Песни Мальдорора 1.6)

Но фантасмагория, ужасы, мерзость, насилие – это то, пугает, отталкивает, скандализирует в «Песнях Мальдорора». Но это лишь верхний слой произведения. Если же заглянуть чуть дальше, то можно увидеть, что «Песни Мальдорора» - это глухое смысловое пространство, безо всяких выходов наружу. И заполнено оно достаточно ограниченным числом персонажей, мотивов, сюжетных схем и изобразительных средств. И хотя этот набор изобретательно варьируется, но любой боле-менее искушенный читатель чувствует однообразность происходящего, а также вторичность предлагаемых ему сюжетов и образов. Дело в том, что «Песни Мальдорора» - принципиально вторичное произведение, написанное Лотреамоном в подражание авторам европейского литературного романтизма. Читателя, который не знаком с литературными традициями 18-19 веков первое знакомство с Мальдорором, безусловно, шокирует. Но для тех, кто знаком с «черными» (готическими) романами, которые царили во Франции эпохи романтизма, в приключениях Мальдорора нет ничего необычного.

«Черные романы» стали реакцией на излишнюю  сентиментальность и приукрашивание действительности в литературе. Они сосредоточились на изображении «суровой правды жизни», очень  быстро превратившись в «роман кошмаров и ужасов». Стандартный набор «черного романа» включал в себя зловещие замки, гулкие пустынные коридоры, подземелья, призраков, сумасшедших, мертвецов. Нагромождение и смакование кошмаров превратилось в самоцель и  очень скоро «черная волна» проникла во все сферы литературы – от поэзии до «народного» или «социального» романа, превратив угрюмый колорит в кромешный мрак и выписывая такие ужасы, на фоне которых фантазии маркиза де Сада это детские шалости.  Готическая литература пользовалась во Франции огромной популярностью.

Главный герой «Песен», Мальдорор, представляет собой собирательный образ героев подобных произведений. Его имя можно перевести, как «зоряное зло». Он – романтический бунтарь и демонический богоборец, живущий во зле, потому что любит добро, и он даже творит добро вопреки собственному злу. В Мальдороре нет ничего оригинального – он во многом списан с  мэтьюриноского Мельмота, Люцифера Гюго, героев Байрона, павшего ангела Седара. Жестокость Мальдорора также отсылает к литераторам эпохи романтизма. Лотреамон никогда не скрывал, что находился под влиянием определенных литературных образцов, в том числе Мицкевеча, Байрона, Бодлера, Мильтона, Саути и др.
Стоит обратить внимание, что вторичен не только главный герой произведения, но и все его уровни, от тематики до стилистики. Например, «Гимн Океану» по сути воспроизводит бодлеровский сонет «Человек и море», сцена соития Мальдорора с акулой отсылает к очеркам Мишле, скачущий на знаменитом белом коне Мальдорор приводит к апокалиптическому всаднику смерти из Библии. Количество примеров может быть бесконечным. По сути «Песни Мальдорора» это искусно скомбинированный набор из произведений европейской литературы 18-19 века.

Лотреамон - пересмешник

Написанные в такой поэтической форме, как стихопроза (по сути это можно назвать разновидностью верлибра, или пред - верлибром) «Песни Мальдорора» - это гениальное произведение, сотканное из нитей, на которые Лотреамон-пересмешник распустил европейскую литературу. Вышивая собственные красочные узоры по чужой канве, Лотреамон прибегает и к откровенному плагиату, переписывая целый кусок текста – описание стаи скворцов из Энциклопедии, к подражанию и стилизации. Но главный, основной его прием – это пародия. Пародия у Лотреамона это не только окарикатуривание, насмешка, издевка, но и тонкая, ироничная обработка материала. Пародия у Лотреамона-Дюкасса не комична, под его пером она становится оружием борьбы с устаревшими литературными формами. И в «Песнях Мальдорора» и позже в «Стихотворения» Лотреамон говорит обыгрывает чужие тексты, разговаривая языком литераторов 18-19 веков. При этом он стремится не слепо копировать чужую поэтику, но максимально обыграть, разнообразить, развить чужие приемы. При этом поэт совершенно провокационно срывает покровы с пародируемых книг, обнажая перед читателем литературные приемы и коды. По сути дела Лотреамон совершил святотатство, покусившись на право читателя обливаться настоящими слезами над заведомым вымыслом.
И «Песни Мальдродора» и «Стихотворения» Лотреамона стали первыми в истории пародийными интертекстами. Он первым догадался использовать литературу для саморефлексии. В эпоху постмадернизма его работы станут классикой. Андре Жид сказал, что Лотреамон не оказал влияния на литературу своего времени, но распахнул двери для литературы завтрашнего дня.

Возможно, Вам также будет интересно:

Верлибр в творчестве сюрреалистов: поэзия сюрреализма

Проклятые поэты: французская поэзия 19 века

Поль Элюар: поэт своего времени

Парижский верлибр Гийома Апполинера

Комментариев нет:

Отправить комментарий