среда, 30 марта 2011 г.

Уолт Уитмен. Верлибры (перевод Аллы Стратулат)

Уолт Уитмен
Переводить Уолта Уитмена нелегко. Творческое наследие этого великого поэта и основоположника американского верлибра – просто огромно, а сложность и богатство языка Уитмена требуют от переводчика особого мастерства. Первые переводы верлибров Уолта Уитмена на русский язык появились в конце 19 века. В разное время переводами творчества великого американца занимались Бальмонт, Маршак, Зенкевич. Большим поклонником поэта был К. Чуковский, который еще в юности увлекся творчеством Уитмена и практически на протяжение всей своей жизни изучал его работы, писал о нем исследовательские статьи и переводил его стихи на русский язык. Уже перед смертью Чуковский практически отрекся от
всех своих переводов, заявив, что он так и не смог заставить звучать стихи Уитмена на русском – «по уитменовски». Верлибр Уолта Уитмена сложен и многогранен, и этим он интересен.
Мы предлагаем вашему вниманию верлибры Уолта Уитмена в переводе Аллы Стратулат.
 Подробнее о жизни и творчестве велького поэта вы можете прочесть ЗДЕСЬ

СРЕДИ ТОЛПЫ

Среди мужчин и женщин скопления,
Я ощущаю одного, выбравшего меня по таинственным и божественным знакам,
Не признающего никого - ни родителя, ни жену, ни мужа, ни брата, ни ребенка - ближе, чем я,
Некоторые поражены, но этот - нет, он знает меня.
О, любовь моя и равный мне во всем,
Я говорю это, потому что ты должен найти меня неясно и косвенно,
И я, когда  встречу тебя, говорю, что узнаю тебя по схожести и подобию.


ЯСНАЯ ПОЛНОЧЬ

Это твой час, о душа, твой свободный полет в безмолвие,
Прочь от книг, прочь от искусства, день стерт, урок окончен,
И ты раскрываешься, молчаливая, с открытыми глазами, размышляя о том, что ты 
любишь больше всего.
Ночь, сон и звезды.


БЕСШУМНЫЙ ТЕРПЕЛИВЫЙ ПАУК

Бесшумный терпеливый паук,
Я увидел, как он стоял один на маленьком выступе,
Увидел, как он, чтобы исследовать простор вокруг себя,
Плел яростно нить, нить, нить,
Непрерывно разматывая ее, непрерывно вращаясь.

И ты, о моя душа, ты стоишь,
Одинокая, бесстрастная, в безмерном океане пространства,
бесконечно размышляя, пускаясь в авантюры, мечась в поисках сфер, чтобы соединить их.
Пока не образуется мост, пока не зацепится вязкий якорь,
Пока нить твоей осенней паутины не обовьет что-то, о моя душа.


ВЕКА, СТОЛЕТИЯ, ВОЗВРАЩАЯСЬ ВРЕМЕНАМИ

Века и столетия, возвращаясь временами,
Нетленный, бродячий бессмертный,
Крепкий, фаллический, с мощными первобытными чреслами, полный свежести молодости,
Я, певец Адамовых песен,
В новом саду, Западе, среди манящих больших городов,
Исступленный, этой прелюдией к зарождению, предлагая это, предлагая
себя,
Погружая себя, погружая свои песни в блуд,
потомок чресл моих.


ЗЕМЛЯ! МОЙ ДВОЙНИК!

Земля! Мой двойник!
Ты выглядишь такой безмятежной, пространной и сферической,
Но я подозреваю, что это не совсем так;
Я подозреваю, что в тебе есть нечто яростное,
Могущее взорвать пространство;
Потому что атлет очарован мною - и я им;
Но в моем отношении к нему есть что-то яростное и ужасное, могущее
взорвать пространство,
Не смею выразить это словами - даже в этих песнях.


ВЗГЛЯД

Взгляд, который я уловил в щели двери,
из толпы рабочих и водителей в баре у камина,
поздним зимним вечером - я, незамеченный, сидел в углу;
Юноши, который любит меня, и которого я люблю, его безмолвное приближение,
и вот он рядом, чтобы, сидя, держать меня за руку;
Долго, среди шума входящих и выходящих, среди пьянства
и сквернословия и непристойных жестов,
Сидим мы двое, счастливые быть рядом, произнося совсем мало,
возможно, ни слова.

1 комментарий: